IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

> 

"...Не беспокойся о том, что люди тебя не знают, но беспокойся о том, что ты не знаешь людей - Конфуций
А потому, давайте узнавать, делиться и учиться любить людей... Давайте напишем нашу книгу замечательных людей...







 
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Дым Без Отечества... Специально Для Трагических Шутов, Неповторимый и недооцененный Дон Аминадо...
EmaOrav
сообщение 5.7.2012, 14:28
Сообщение #1


Гуру
Иконка группы

Группа: Главные администраторы
Сообщений: 52243
Регистрация: 15.3.2008
Из: На большом воздушном шаре мандаринового цвета...
Пользователь №: 2
Мое состояние:ИМЕЮ НАГЛОСТЬ БЫТЬ СЧАСТЛИВОЙ



"Есть блаженное слово - провинция, есть чудесное слово - уезд.
Столицами восторгаются, восхищаются, гордятся.
Умиляет душу только провинция..."

Дон Аминадо

Перефразируя его же слова, можно сказать, что есть поэты, которыми мы восторгаемся, гордимся всей нацией, чьи строки знаем наизусть, с упоением декламируем, вставляем их блистательные строки в наши монологи... А есть поэты, которых мы просто тихо любим... Не на показ... для себя... Первые - учителя, к которым за советом и за мудростью идём, вторые же - скорее друзья, с которыми похохотать и пошутить, с которыми поплакать вместе... Поэты - ослепительные звёзды и поэты - Млечный Путь... Первых изучили, знаем... Вторых лишь только узнаем, и вдруг влюбляемся...

Дон Аминадо - из вторых...

Прикрепленное изображение

Аминад Петрович Шполянский, скрывающийся под псевдонимом Дон Аминадо, в 20-30 годы прошлого столетия был любим более, нежели Ходасевич или Волошин, почитаем не менее, нежели Гумилёв и Мандельштам... Но он писал "на злобу дня", а то, что на день, часто остаётся именно в том дне... Но... То ли оттого, что Дон Аминадо был талантливее многих... то ли оттого, что довелось ему писать о стране, которая разительно отличается от других стран тем, что часто путает спираль развития с кругом возврата, но и сегодня его строки, его стихи, его фельетоны не просто актуальны, но болезненно остры...

Чудесно сказала о Дон Аминадо Катя Петровская:

"Каким-то парадоксальным образом Дон-Аминадо своей судьбой раскрывает библейские смыслы имени Аминодав и выполняет сходные своему библейскому предшественнику задачи. Аминодав — «даритель», «донатор» (кстати, заметим: «Дон»). Он должен был развести на повозке «законы Моисея» во все четыре стороны света. Конечно, задачи Дон-Аминадо куда более скромны. Его «Поезд...», конечно, — не закон, но, по крайней мере, послание... "


Если будет желание, почитайте тонкую, изящную и ироничную книгу Жона Аминадо... То ли исповедь, то ли прозрение, то ли и впрямь послание... Поезд на третьем пути

А здесь, в его гостиной комнате, давайте вспоминать его стихи и блистательные афоризмы... Давайте познакомимся получше, Дон Аминадо... (IMG:style_emoticons/default/smile.gif)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
EmaOrav
сообщение 5.7.2012, 14:32
Сообщение #2


Гуру
Иконка группы

Группа: Главные администраторы
Сообщений: 52243
Регистрация: 15.3.2008
Из: На большом воздушном шаре мандаринового цвета...
Пользователь №: 2
Мое состояние:ИМЕЮ НАГЛОСТЬ БЫТЬ СЧАСТЛИВОЙ



Рассказ о Доне Аминадо Леонида Зурова можно почитать здесь.

Приятного всем знакомства (IMG:style_emoticons/default/smile.gif)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
EmaOrav
сообщение 5.7.2012, 14:34
Сообщение #3


Гуру
Иконка группы

Группа: Главные администраторы
Сообщений: 52243
Регистрация: 15.3.2008
Из: На большом воздушном шаре мандаринового цвета...
Пользователь №: 2
Мое состояние:ИМЕЮ НАГЛОСТЬ БЫТЬ СЧАСТЛИВОЙ



Одно из любимых...

БАБЬЕ ЛЕТО


Нет даже слова такого
В толстых чужих словарях.
Август. Ущерб. Увяданье.
Милый, единственный прах.

Русское лето в России.
Запахи пыльной травы.
Небо какой-то старинной
Темной, густой синевы.

Утро. Пастушья жалейка.
Поздний и горький волчец.
Эх, если б узкоколейка
Шла из Парижа в Елец...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
EmaOrav
сообщение 5.7.2012, 14:39
Сообщение #4


Гуру
Иконка группы

Группа: Главные администраторы
Сообщений: 52243
Регистрация: 15.3.2008
Из: На большом воздушном шаре мандаринового цвета...
Пользователь №: 2
Мое состояние:ИМЕЮ НАГЛОСТЬ БЫТЬ СЧАСТЛИВОЙ



Хорошо как сказано... И как же точно...


ВЫБОРЫ КОРОЛЕВЫ



Перевороты происходят внезапно. Привычки возникают постепенно. Нравы слагаются медленно. Быт нарастает десятилетиями... Десять лет назад мы были, всего-навсего, беглецами. Потом мы стали беженцами. Потом -- скороходами. И наконец -- эмигрантами. Десять лет назад у нас не было никаких привычек. Наоборот, мы только и делали, что отвыкали. И нравов у нас тоже никаких не было. Ибо какие могут быть нравы у общества, которое чудом уцепилось за буфер паровоза и так висит? И разумеется, никакого такого быта у нас тоже и в помине не было. Да и какой тут может быть быт, когда человек бежит, как заяц, и даже не оглядывается?
Однако прошли годы. Мы остановились, перевели дух, оглянулись и к немалому своему удивлению увидели, что мы не только живы, по и живем, и не только живем, а живем по-своему, так, как никто ни при нас, ни после нас жить уже не будет...
Короче говоря, мы создали: свои привычки, свои нравы, свою особую жизнь, мир, быт, порядок, законы, обычаи, партии и учреждения. В политике мы твердо стоим за объединение. Поэтому мы все и разъединились на ряд объединений, и каждый за свое объединение и держится. Святцы мы тоже завели свои собственные: с Розалией, с Варварой, с Онуфрием и с Антоном. Поэтому мы и празднуем и но новому стилю, и по старому стилю, и новый Новый -- год, и старый Новый -- год, и раз -- Рождество, и два -- Рождество. Думаем мы по-русски. Говорим по-французски. А Пасси и просто склоняем во множественном числе.
Домашний врач у нас -- Нансен, репетитор -- Берлиц, убийца Распутина -- Юсупов и конферансье -- Балиев. Земли у нас ни километра, землячеств тысячи. Судебного ведомства никакого, третейских судей сколько угодно. Автомобилей нет, шоферов тьма. В Женеву не приглашают -- в синема ходим. Ллойд-Джордж не отвечает, мы все равно ему открытые письма пишем. И при всей этой лихорадочной и напряженной деятельности мы еще успеваем: жениться, разводиться, размножаться, писать мемуары, перелицовывать пиджаки и выбирать королеву русской колонии!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Паулина
сообщение 5.7.2012, 14:56
Сообщение #5


Гуру
Иконка группы

Группа: Хранительница Вернисажа
Сообщений: 7828
Регистрация: 27.10.2011
Из: Москва
Пользователь №: 951
Мое состояние::-(((



Не было бы так смешно, если не было так грустно...
Сто лет назад написано это.....
А что изменилось?


Живём. Скрипим. И медленно седеем.
Плетёмся переулками Passy
И скоро совершенно обалдеем
От способов спасения Руси.


Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
EmaOrav
сообщение 5.7.2012, 15:09
Сообщение #6


Гуру
Иконка группы

Группа: Главные администраторы
Сообщений: 52243
Регистрация: 15.3.2008
Из: На большом воздушном шаре мандаринового цвета...
Пользователь №: 2
Мое состояние:ИМЕЮ НАГЛОСТЬ БЫТЬ СЧАСТЛИВОЙ



Горько так... За многих горько...

Города и годы

Старый Лондон пахнет ромом,
Жестью, дымом и туманом,
Но и этот запах может
Стать единственно желанным.

В страшном каменном Нью-Йорке
Пахнет жеваной резиной,
Испарением асфальта
И дыханием бензина.

Ослепительный Неаполь,
Весь пронизанный закатом,
Пахнет мулами и слизью,
Тухлой рыбой и мускатом.

Город Гамбург пахнет снедью,
Лесом, бочками и жиром,
И гнетущим, вездесущим,
Знаменитым добрым сыром.

У Варшавы запах сладкий,
И дразнящий, и несложный,
Запах сахарно-мучнистый,
Марципаново-пирожный.

А Севилья пахнет кожей,
Кипарисом и вербеной,
И прекрасной чайной розой,
Несравнимой, несравненной.

Вечных запахов Парижа
Только два. Они все те же:
Запах жареных каштанов
И фиалок запах свежий.

Есть что вспомнить в поздний вечер,
Когда мало жить осталось,
То, чем в жизни этой бренной
Сердце жадно надышалось!..

Но один есть в мире запах
И одна есть в мире нега:
Это русский зимний полдень,
Это русский запах снега.

Лишь его не может вспомнить
Сердце, помнящее много.
И уже толпятся тени
У последнего порога.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Паулина
сообщение 5.7.2012, 15:53
Сообщение #7


Гуру
Иконка группы

Группа: Хранительница Вернисажа
Сообщений: 7828
Регистрация: 27.10.2011
Из: Москва
Пользователь №: 951
Мое состояние::-(((



Без комментариев.....



Честность с собой

Через 200 – 300 лет жизнь будет
невыразимо прекрасной
А.П. Чехов

Россию завоюет генерал,
Стремительный, отчаянный и строгий.
Воскреснет золотой империал.
Начнут чинить железные дороги.
На площади воздвигнут эшафот,
Чтоб мстить за многолетие позора.
Потом произойдет переворот
По поводу какого-нибудь вздора.
Потом придет конногвардейский полк,
Чтоб окончательно Россию успокоить,
И станет население, как шелк,
Начнет пахать, ходить во храм и строить.
Набросятся на хлеб и на букварь.
Озолотят грядущее сияньем.
Какая-нибудь новая бездарь
Начнется всенародным покаяньем.
Эстетов расплодится, как собак.
Все станут жаждать наслаждений жизни.
В газетах будет полный кавардак
И ежедневная похлебка об отчизне.
Ну, хорошо. Пройдут десятки лет
И смерть придет и тихо скажет: баста.
Но те, кого еще на свете нет,
Кто будет жить – так, лет чрез полтораста,
Проснутся ли в пленительном саду
Среди святых и нестерпимых светов,
Чтоб дни и ночи в сладостном бреду
Твердить чеканные гекзаметры поэтов
И чувствовать биение сердец,
Которые не выдают печали,
И повторять: «О, брат мой, наконец!
Недаром наши предки пострадали!»

Ну, как сказать, я напрягаю слух,
Но этих слов в веках не различаю,
А вот что из меня начнет расти лопух,
Я знаю.
И кто порукою, что верен идеал,
Что станет человечеству привольно?
Где мера сущего?! Грядите, генерал!
На десять лет! И мне, и вам – довольно!
1920

Сообщение отредактировал Паулина - 5.7.2012, 15:56
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Паулина
сообщение 19.7.2012, 19:39
Сообщение #8


Гуру
Иконка группы

Группа: Хранительница Вернисажа
Сообщений: 7828
Регистрация: 27.10.2011
Из: Москва
Пользователь №: 951
Мое состояние::-(((



Про белого бычка

Мы будем каяться пятнадцать лет подряд
С остервенением. С упорным сладострастьем.
Мы разведем такой чернильный яд
И будем льстить с таким подобострастьем
Державному Хозяину Земли,
Как говорит крылатое реченье,
Что нас самих, распластанных в пыли,
Стошнит и даже вырвет в заключенье.
Мы станем чистить, строить и тесать.
И сыпать рожь в прохладный зев амбаров.
Славянской вязью вывески писать
И вожделеть кипящих самоваров.
Мы будем ненавидеть Кременчуг
За то, что в нем не собиралось вече.
Нам станет чужд и неприятен юг
За южные неправильности речи.
Зато какой-нибудь Валдай или Торжок
Внушат немалые восторги драматургам.
И умилит нас каждый пирожок
В Клину, между Москвой и Петербургом.
Так протекут и так пройдут года:
Корявый зуб поддерживает пломба.
Наступит мир. И только иногда
Взорвется освежающая бомба.
Потом опять увязнет ноготок.
И станет скучен самовар московский.
И лихача, ватрушку и Восток
Нежданно выбранит Димитрий Мережковский.
Потом… О, Господи, Ты только вездесущ
И волен надо всем преображеньем!
Но, чую, вновь от беловежских пущ
Пойдет начало с прежним продолженьем.
И вкруг оси опишет новый круг
История, бездарная, как бублик.
И вновь по линии Вапнярка – Кременчуг
Возникнет до семнадцати республик.
И чье-то право обрести в борьбе
Конгресс Труда попробует в Одессе.
Тогда, о, Господи, возьми меня к Себе,
Чтоб мне не быть на трудовом конгрессе!

1920

Сообщение отредактировал Паулина - 19.7.2012, 19:40
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Лючия
сообщение 20.7.2012, 11:29
Сообщение #9


Постоянный житель рая
Иконка группы

Группа: Фотолюбы
Сообщений: 414
Регистрация: 12.1.2012
Из: Москва
Пользователь №: 1021
Мое состояние:УЛЫБАЮСЬ



Девочки, мне очень стыдно, я впервые столкнулась с этим поэтом. А стихи поразительные! Спасибо. (Потом почитаю ещё и прозу.)

Уездная сирень

Как рассказать минувшую весну,
Забытую, далекую, иную,
Твое лицо, прильнувшее к окну,
И жизнь свою, и молодость былую?

Была весна, которой не вернуть...
Коричневые, голые деревья.
И полых вод особенная муть,
И радость птиц, меняющих кочевья.

Апрельский холод. Серость. Облака.
И ком земли, из-под копыт летящий.
И этот темный глаз коренника,
Испуганный, и влажный, и косящий.

О, помню, помню!.. Рявкнул паровоз.
Запахло мятой, копотью и дымом.
Тем запахом, волнующим до слез,
Единственным, родным, неповторимым,

Той свежестью набухшего зерна
И пыльною, уездною сиренью,
Которой пахнет русская весна,
Приученная к позднему цветенью.
(1929—1935)

НОЧНОЙ ЛИВЕНЬ
(На даче)

Напои меня малиной,
Крепким ромом, цветом липы...
И пускай в трубе каминной
Раздаются вопли, всхлипы...
Пусть, как в лучших сочиненьях,
С плачем, с хохотом, с раскатом
Завывает все, что надо,
Что положено по штатам!
Пусть скрипят и гнутся сосны,
Вязы, тополи и буки.
И пускай из клавикордов
Чьи-то медленные руки
Извлекают старых вальсов
Мелодические вздохи,
Обреченные забвенью,
Несозвучные эпохе!..

Напои меня кипучей
Лавой пунша или грога
И достань, откуда хочешь,
Поразительного дога,
И чтоб он сверкал глазами,
Точно парой аметистов,
И чтоб он сопел, мерзавец,
Как у лучших беллетристов...

А сама в старинной шали
С бахромою и с кистями,
Перелистывая книгу
С пожелтевшими листами,
Выбирай мне из "Айвенго"
Только лучшие страницы
И читай их очень тихо,
Опустивши вниз ресницы...

Потому что человеку
Надо, в сущности ведь, мало...
Чтоб у ног его собака
Выразительно дремала,
Чтоб его поили грогом
До семнадцатого пота
И играли на роялях,
И читали Вальтер-Скотта,
И под шум ночного ливня
Чтоб ему приснилось снова
Из какой-то прежней жизни
Хоть одно живое слово.

Без названия…

Как весело, ярко пылает камин,

А чайник поет и клокочет,
Клокочет, как будто он в доме один
И делает все, что захочет.

А черный пушистый и ласковый кот,
С пленительным именем Томми,
Считает, что именно он – это тот,
Кто главным является в доме.

За окнами стужи, туманы, снега.
А здесь как на старой гравюре,
Хрусталь и цветы, и оленьи рога,
И лампы огонь в абажуре.

Я знаю, и это, и это пройдет,
Развеется в мире безбрежном
И чайник кипящий, и медленный кот,
И женщина с профилем нежным.

Но все же, покуда мы в мире пройдем,
Свой плащ беззаботно накинув,
Пускай у нас будет наш маленький дом
И доброе пламя каминов.

Пусть глупую песенку чайник поет
И паром клубится: встречай-ка!
И встретит нас Томми, пленительный кот,

И наша и Томми хозяйка.

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Паулина
сообщение 20.7.2012, 11:43
Сообщение #10


Гуру
Иконка группы

Группа: Хранительница Вернисажа
Сообщений: 7828
Регистрация: 27.10.2011
Из: Москва
Пользователь №: 951
Мое состояние::-(((



Люся!

Я тоже его открыла его пару недель назад,
и наверно, полдня просто хохотала над четверостишием, что я поставила первым.
Ничего нового, но как представишь, что это написано почти век назад и настолько близко дням сегодняшним....
Вот так мы и помогаем друг другу делать открытия.
Только наша Валюша, мне кажется знает все, ну или почти все.....
Валечка, грустно без тебя.....
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Паулина
сообщение 9.8.2012, 10:15
Сообщение #11


Гуру
Иконка группы

Группа: Хранительница Вернисажа
Сообщений: 7828
Регистрация: 27.10.2011
Из: Москва
Пользователь №: 951
Мое состояние::-(((



Убого жили. сказать не смели.
Не тех любили, кого хотели.
Не те глаголы не так спрягали.
И сном тяжелым свой век проспали...

А мир был полон чудес-загадок!
Слезою солон, любовью сладок,
В словах и звуках высок и ясен,
И в самых муках своих прекрасен.

А мы за призрак хватались каждый,
Справлялись тризны, томились жаждой.
Боялись прозы, в стихах мечтали...
А сами — розы ногой топтали.

И вот расплата за жизни наши...—
В огне заката, из смертной чаши,
В смятеньи, в розни, с вином причастья,
Мы пьём свой поздний напиток счастья.

Дон Аминадо.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
МИЛА
сообщение 9.8.2012, 12:09
Сообщение #12


Гуру
Иконка группы

Группа: Фотолюбы
Сообщений: 28567
Регистрация: 17.6.2009
Из: Фишбург
Пользователь №: 401
Мое состояние:ВСЕ ОТЛИЧНО



Дон Аминадо
Я люблю осенний дождь,
Когда он стучит по крыше,
Барабанит мне в окно
И звенит в оконной нише.
И стекает на асфальт,
А оттуда прямо в Сену,
Словом, я люблю когда...
Это дождь по Андерсену!

Если вспомнить хорошо
Сказку юности туманной,
То у каждого ведь был
Свой солдатик оловянный.
Тот, который на заказ
Был раскрашенным на славу,
Тот, который как-то раз
Из окна упал в канаву.

Я не знаю, может быть,
Это всё такая малость -
Старый, добрый Андерсен,
Наше детство, наша жалость,

Этот милый переплёт
С пожелтевшими краями,
Из которого весь мир
Открывался перед нами,
Этот дивный сладкий бред
И порыв, ещё неясный,
И солдатик без ноги,
Оловянный, но прекрасный!

Я не знаю, может быть,
Для сегодняшних, для новых,
Научившихся любить
Эту поступь дней суровых,
Для которых каждый миг
Только миг преодолений,
Для обветренных в боях,
В дымном порохе сражений,
Правда, может быть, для них
Чуждо всё, во что когда-то
Раз уверовали мы
И доныне верим свято!

Пусть... Поделим этот мир,
Нашим чувствам сообразно.
Слава Богу, что любить
Так умеют люди разно.
Я люблю, и не горжусь,
Кур, намокших под забором,
Потому что я мирюсь
С их куриным кругозором.

Я люблю, когда земля
Пахнет влагой дождевою.
Дождь стучит в моё окно,
Круг от лампы надо мною.
Сядешь. Вспомнишь обо всём.
Дни побед. И дни падений.
Нет! Люблю осенний дождь,
Уж за то, что он осенний.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
EmaOrav
сообщение 24.8.2012, 14:02
Сообщение #13


Гуру
Иконка группы

Группа: Главные администраторы
Сообщений: 52243
Регистрация: 15.3.2008
Из: На большом воздушном шаре мандаринового цвета...
Пользователь №: 2
Мое состояние:ИМЕЮ НАГЛОСТЬ БЫТЬ СЧАСТЛИВОЙ



""Лучше быть богатым, но здоровым, чем бедным и больным". Чьи это слова? Как чьи? Ничьи, всем принадлежат. И никому, в частности. Неправда: это изречение впервые возникло в 30-е годы. И даже известно, кто его придумал: Дон-Аминадо. Кто-то встрепенется и обрадуется: наконец-то вспомнили этого щелкопера, остроумца и умницу, чьи пассажи изрядно сдобрены тоской по минувшему, по ушедшей молодости. Другой, напротив, зевнет: вновь пытаются открыть какого-то гения.

Не будем говорить о нем как о поэте, пародисте, прозаике и мемуаристе. Бунин в "Современных записках" в лаконичной рецензии выдал ему удостоверение на звание подлинного литературных дел мастера. Вокруг Дон-Аминадо существовала атмосфера полупризнания, смешанного с полусожалением. Цветаева написала ему перед отъездом письмо, полное восхищения и раздумий. После чего поэт стал более краток, отчего стихи только выиграли.

Поговорим о Дон-Аминадо только как об авторе афоризмов. "Не знаю, так ли уж проникнут весельем его юмор — особенно веселиться нам, собственно, и нечего, — писал Марк Алданов. — Юмор Дон-Аминадо — юмор умного, даровитого человека, не слишком любящего жизнь". Какой же, в самом деле, Дон-Аминадо "увеселитель"? Г. Адамович писал о нем: "Нет сейчас в нашей литературе писателя более, чем он, безнадежного и в этой безнадежности более трезвого <...> Дон-Аминадо удается сказать то, что никогда писатель "серьезный" сказать не мог бы... <...> Дон-Аминадо прикидывается весельчаком и под шумок протаскивает такую тоску, такое сердечное опустошение, такое отчаянье, что нетронутым в мире не остается почти ничего. Он как будто приглашает не верить ему — ну, что вы, помилуйте, это же все пишется от третьего лица, от имени простака, пустившегося философствовать; разве нормальный, корректный человек станет такое утверждать! — но настойчивость, с которой он за своего героя прячется, наводит на мысль, что по существу дела он с ним заодно и пользуется им для того только, чтобы быть собой".

Что такое настоящий афоризм? Не просто смелая и глубокая мысль, удачно и чеканно выраженная, но еще и каламбур, который придает выражению неожиданную остроту. Каламбур и поэзия — вещи, казалось бы, несовместные. Но вот что пишет В. Вейдле: "... если поэту нужна известная степень лирического хмеля, то для автора максим необходима та же степень горчайшей трезвости. Любовь и ненависть; огонь и лед... Афоризм леденит, поэзия испепеляет". Как раз путем удара этих двух элементов и рождаются изречения Дон- Аминадо.

М. Алданов не совсем прав. Да, много печального и трагического в существовании беженцев — "России, выехавшей за границу" — но и чудовищно нелепого тоже было предостаточно. Писатель ничего не выдумывал, только, словно сквозь увеличительное стекло, подмечал характерные особенности жизни российских изгнанников. Изречения родились из соединения национальных присловий и примет с французскими. Кроме того, и в мире все летело к чертям, благопристойная Европа походила на сумасшедший дом, куда по чьей-то злой воле были брошены существа, способные помнить, любить и страдать. Неотвратимо надвигалась Вторая мировая война.

Когда-то Дон-Аминадо слыл неунывающим, богемным, "кривозеркальным" талантом. Но с годами Аминад Петрович Шполянский становится все более педантичным, даже суеверным. Все чаще его охватывает безнадежный пессимизм и скепсис. Вот что писал Марк Вишняк о позднем Дон-Аминадо: "Д. Аминадо тоже был язвителен и парадоксален, не всегда даже благопристоен. Но за этим чувствовалось постоянное трепетание никогда не теплого, а горячего сердца, — горящего любовью или ненавистью. Аминад Петрович не забирался в стратосферу и чуждался отвлеченных проблем".

"Нетронутым" оставался только человек, если он не поддался общей порче. Все же, что составляет внешнюю повседневную жизнь, вызывает у Дон-Аминадо только горечь и усмешку, отлитые в парадоксальные или каламбурные формы. Кое-что из афоризмов включено в последние книги Дон-Аминадо. Но сколько осталось за бортом книг, похоронено на давних газетных листах! Ни к чему такая расточительность! И не его вина, что многие из изречений звучат ныне современно и злободневно, будто только что родились.

Юмор как особое свойство мироощущения позволил Дон-Аминадо создать свою гармонию, соединив газетный стиль с высоким строем классической лиры. Подобно большинству русских, ему не по душе словца чересчур "красные", и поэтому он всегда усиливает юмористическую сторону своих изречений, как бы заранее страхуясь от упреков. "От серьезности — к легкомыслию!" — таков его девиз. Дон-Аминадо старался по мере сил растормошить, развеселить своих соотечественников. Мы знаем Экклезиаст — пессимистичный, горький, опустошающий... Дон-Аминадо создал новый Экклезиаст — Экклезиаст ХХ века, исполненный иронии, едкости и жизненного опыта современного человека."

Анатолий Иванов, Москва

***

АФОРИЗМЫ
Дон Аминадо
  • Не поддавайтесь отчаянью и не говорите — мне сегодня так худо, что хуже и не может быть.
  • Пессимист — это тот, кто прибегает к самоубийству. Оптимист — это тот, кто рассчитывает на землетрясение.
  • Современники близоруки только в оценке исторических событий, но стоит у них попросить взаймы сто франков, как они поражают вас своей необыкновенной дальнозоркостью.
  • Если бы во французском языке существовало слово "авось", то что бы стало с их сберегательными кассами.
  • Не называйте человека, сожженного на костре, прожигателем жизни.
  • Когда фальшивомонетчики были маленькие, то и про них говорили, что они цветы жизни.
  • Сначала народ безмолвствует, потом становится под знамена, потом в очередь, потом опять под знамена и потом снова безмолвствует.
  • Достаточно и трех пальм, чтобы почувствовать себя в оазисе, и одного дурака, чтобы почувствовать себя в пустыне.
  • Ничто так не помогает повторять географию, как извержения вулканов и землетрясения.
  • И у последнего дурака может быть головная боль.
  • Не перебивайте рассказчика старых анекдотов, пусть и у него будут светлые промежутки.
  • Не судите ближнего своего по фотографии его... — Может быть, она тюремная.
  • Пригласив друзей своих на чашку чая, не читайте им вслух пятиактной драмы, вылившейся из-под пера вашего. Драматический тариф требует завтрака, обеда и ужина, по крайней мере.
  • Покуда у вас есть крюк на потолке, не приходите в отчаянье.
  • Если у вас действительно есть план спасения России, то оставьте его в черновике и никому не показывайте!..
  • Когда про человека говорят, что он не хватает звезд с неба, то это еще не значит, что он и носового платка стянуть не может.
  • От труда на бирже до биржи труда — один шаг.
  • Лежачего не бьют, а ногами топчут.
  • Если было бы принято сначала каяться, а потом грешить, то и жизнь не состояла бы из испорченных удовольствий.
  • Очевидцем называется человек, которому никто не верит.
  • Когда оптимист попадает в тупик, он уверен, что это лабиринт.
  • Чтобы простой шпагат превратить в реликвию, надо на нем повеситься.
  • Человек, который приходит без приглашения, либо фаталист, либо свинья.
  • Выйти сухим из воды может кто угодно, кроме утопленника.
  • Из двух злюк выбирай меньшую.
  • Верх невезения: сидеть на иголках и кашлять.
  • Тюрьма имеет то преимущество, что никто не спрашивает: как поживаете.
  • Пессимист плачет в жилет, а оптимист — в декольте.
  • Горькая мысль: не так дорог Пегас, как его конина.
  • Словом можно обидеть, словарем — ушибить.
  • Ничто так не закаляет сердце, как свинец.
  • Верх роскоши: восклицательный знак в долговой расписке.
  • Любовь до гробовой доски — это минимум, гробовая доска — это максимум.
  • Активное равнодушие называется сочувствием.
  • Лучше пульс с перебоями, нежели жалованье.
  • Детская любознательность: что хуже, кража со взломом или уныние?
  • Порядочный семьянин может мечтать о самоубийстве, но лицо иметь счастливое.
  • Общительные натуры читают газету про себя по утрам, но с тем, чтобы рассказать ее друг другу своими словами, когда они соберутся вечером.
  • Лучше стиснуть зубы и нападать, чем кричать благим матом и обороняться.
  • Причин войны не бывает, бывают только последствия.
  • Смелость дерзает, а трусость дерзит.
  • Перенесите мужественно зубную боль ближнего своего.
  • Прожить полную жизнь — для этого необходим талант. Для того, чтобы только устроиться, — достаточно быть жуликом.
  • Тише ешь, дольше будешь.
  • Дон-Жуан менял только подлежащее, но оставался верен сказуемому.
  • Время летит быстро, а временщик еще быстрее.
  • Договор дороже денег... особенно при инфляции.
  • Долги надо делать в государственном масштабе, иначе их надо платить.
  • По случаю выборов городского головы: — Потерявши голову, по голосам не плачут.
  • Лев и ягненок — отличный сюжет для басен, но не для пактов.
  • Когда правительство объявляет себя хозяином положения, то ни хозяйству, ни положению завидовать не следует.
  • Если опускаться на дно, но очень весело, то можно и выплыть.
  • Конечно, печатное слово — великая сила. Но непечатное — значительно сильнее.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Паулина
сообщение 18.10.2013, 6:47
Сообщение #14


Гуру
Иконка группы

Группа: Хранительница Вернисажа
Сообщений: 7828
Регистрация: 27.10.2011
Из: Москва
Пользователь №: 951
Мое состояние::-(((



Бабье лето


Если весна-на чужбине,
Всё-таки это весна.
Небо действительно сине.
Даль бесконечно ясна.

В длинные зимние ночи
После рабочего дня
Можно сидеть у камина,
Можно мечтать у огня.

В мире есть добрые книги.
В чашах пылающий грог.
Думает думу собачью
Старый шотландский бульдог.

Если вас осень застигнет,
В дальние бросив края,
Осень повсюду чужая,
Осень везде не своя.

Сербы с шарманкой приходят
В узкий и каменный двор.
В мире везде одинаков
Их умоляющий взор.

Осень ли,зиму,весну ли
Можно прожить у чужих.
Вот одного только нету,
Бабьего лета у них!..

Нет даже слова такого
В толстых чужих словарях.
Август.Ущерб.Увяданье.
Милый,единственный прах.

Русское лето в России.
Запахи пыльной травы.
Небо какой-то старинной,
Темной,густой синевы.

Утро.Пастушья жалейка.
Поздний и горький волчец.
Эх,если бы узкоколейка
Шла из Парижа в Елец!..

Дон Аминадо


Везде в инете нахожу только три последние четверостишия...
У меня давно откуда-то вот эти стихи полностью.
Решила поставить их, хотя Валюша уже ставила...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
EmaOrav
сообщение 30.3.2014, 20:52
Сообщение #15


Гуру
Иконка группы

Группа: Главные администраторы
Сообщений: 52243
Регистрация: 15.3.2008
Из: На большом воздушном шаре мандаринового цвета...
Пользователь №: 2
Мое состояние:ИМЕЮ НАГЛОСТЬ БЫТЬ СЧАСТЛИВОЙ



Люблю декабрь за призраки былого,
За все, что было в жизни дорогого
и милого, бессмысленного вновь.
За этот снег, что падал и кружился,
За вещий сон, который сладко снился,
Как снится нам последняя любовь.

Не все ль равно? Под всеми небесами
Какой-то мир мы выдумали сами
И жили в нем, в видениях, в мечтах,
Играя чувствами, которых не бывает,
Взыскуя нежности, которой мир не знает,
Стремясь к бессмертию и падая во прах.

Придет декабрь... Озябшие, чужие,
Поймем ли мы, почувствуем впервые,
Что нас к себе никто не позовет?
Что будет елка, ангел со звездою
И Дед Мороз с седою бородою,
Волшебный принц и коврик-самолет.

И только нас на празднике не будет.
Холодный ветр безрадостно остудит
Усталую и медленную кровь,
И будет снег над городом кружиться,
И, может быть, нам… наша жизнь приснится,
Как снится нам последняя любовь.

Дон Аминадо
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Быстрый ответОтветить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 

RSS Текстовая версия Сейчас: 20.11.2017, 4:57Дизайн IPB